КОРЗИНА
КАТАЛОГ
ПОИСК
ПОИСК
КОРЗИНА
Сказка стала явью
Почему творчество может оставаться в бизнесе рассказывает Катерина Волчек.
Сегодня делюсь разговором с Катериной Волчек. Она создала в Петербурге одноимённую марку Volchek, которая специализируется на геометричных сумках ярких и смелых цветовых сочетаний. Мы поговорили о её начале пути, сложностях производства и о том, как сохранить творчество в бизнесе.
Привет! Это Ольга, основательница LVG, и я продолжаю рассказывать о других креативных и интересных локальных брендах.
Ольга: Расскажи, какое у тебя образование?
Катерина: Ещё в подростковом возрасте решила связать профессию с дизайном. Я училась в школе Helen Fashion Design School в Санкт-Петербурге. Мы занимались дизайном одежды, моделированием, графикой и, конечно, шитьём.

Я ездила туда на занятия 4 года. В нашей группе были как ребята моего возраста, поступившие после 9-го класса, так и постарше. Было классно! Например, нам преподавали цветоведение, которое я прогуливала, но преподавательница говорила, что всё хорошо и у меня есть чутьё.

Затем я пошла получать высшее образование, не связанное с дизайном, – маркетинг. Там были цифры, которые я вообще не понимала.
Ольга: Как ты пришла к созданию бренда сумок?
Катерина: Сначала я не думала, что это будет бренд сумок. В то время я всегда роняла телефоны. И как-то раз подумала, что могу сшить чехол. Я купила первый маленький кусочек кожи и сшила кейс вручную. Он был ужасный, но мне понравился сам процесс. Потом я начала много работать с тканью и шить костюмы, но удовольствия получала гораздо меньше.
Ольга: Какой это был год?
Катерина: 7 лет назад всё началось, а машинка появилась где-то в 2016 или 2017 году.
Ольга: Так интересно, что тебе понравилось работать с кожей. Это ведь очень сложно!
Катерина: Да! Тогда я была молодой, у меня не было знаний, и я решила заняться этим ненадолго. Шила сумки и экспериментировала. Постепенно у окружающих возрастал интерес: друзья начали спрашивать, можно ли купить. И вот я приобрела машинку.
Ольга: Бренд существует уже 7 лет…
Катерина: Если считать с первой сумки, то да. Если более серьёзный процесс, то 4 года. Но мы привыкли считать, что 7, потому что именно с тех пор я занимаюсь сумками.
Ольга: А как ты тогда работала, если машинка появилась только спустя полтора года?
Катерина: Первые заказы я сделала без машинки – вручную. Ты пробиваешь пробойники вилкой (не знаю, как меня не выселили из дома), и потом всё это сшиваешь. Например, ремешок для сумки – 5 часов работы. И когда не с чем сравнивать, ты просто это делаешь и всё. Моя мастерская находилась дома в отдельной комнате. Я вела аккаунт в Инстаграме*, но не делала вложений. Кто придёт – тот придёт.

И 4 года назад появилась первая мастерская. Она была маленькая, всё делалось на одном столе. Потом уже впятером мы были в другой, но всё ещё был один стол. Сейчас у нас 4 отдельных небольших зала, поэтому все процессы разделены так, как они на самом деле должны быть.
Ольга: Расскажи про виды кожи. Как ты начинала работать с этим материалом? Где узнавала, как его шить, обрабатывать?
Катерина: Работа с кожей – это только эксперимент. Просто со временем ты понимаешь, что тут хорошо, а здесь можно согнуть, потереть. Когда мы придумываем новую сумку, тестируем, насколько кожа мнётся и подходит для конкретной модели.

Как я училась? Сначала я просто шила с помощью интернета. У меня было много идей, но я оставалась недовольна качеством. Мы с мужем решили, что можно попробовать поучиться на производстве. Я пошла работать швеёй на советскую фабрику. Возможно, они не близки мне по дизайну, но они работают с формой, функционалом и шьют так, чтобы это потом осталось внукам.
Мне повезло, потому что на производстве работали мужчины, которые всю жизнь занимались кожей и готовы были поделиться знаниями. Они были очень рады моему интересу.

Также я хотела поступить во Флоренцию. Там обучают производству кожаных аксессуаров и дизайну сумок. Но случилось то, что случилось, и моя учёба пока поставлена на паузу.
Ольга: А что ты хотела получить от обучения в Италии: научиться работать с кожей или создавать сумки?
Катерина: Скорее, создавать сумки. Но там рассказывают и про продвижение бренда, конечно. Хотелось по-новому посмотреть на то, что мы создаём.
Работа с цветом началась, когда я приехала на склад кожи и увидела невероятное количество оттенков. Но все берут чёрные, коричневые цвета. В какой-то момент, сидя с тысячей нарезанных кусков, я думала: «Как красиво, офигеть…» И я могу несколько дней прикладывать, а потом: «Опа, а это работает, я такого нигде не видела!» Мне вообще нравится, когда появляется ощущение, что я такого нигде не видела.

Тоже самое с формами. Мы сейчас придумываем сумки от функции. Например, людям нужна мягкая повседневная сумка, а у нас все каркасные. И вот сидишь с листом кожи, мнёшь его, экспериментируешь, щупаешь, чтобы сделать то, что пока ещё никем не сделано.

Я лучше вообще не буду заниматься сумками, чем мы пойдём на снижение или перестанем кайфовать. Думала, что нужно уменьшать себестоимость, убирать коробки. Но нет, это про наше удовольствие от процесса, и про удовольствие клиента от покупки. Бренд про радость, а не только про сумки. Поэтому если мы что-то уберём, то будет уже не то.
Ольга: Мне очень нравится, когда у бренда что-то сильно отличается от других. И ещё я очень люблю сумки! А у вас такая работа с фактурой, цветом, чувствуется «самость», уникальное видение. Как ты считаешь, откуда это взялось?
Катерина: Наверное, это всё потому, что изначально я не старалась делать бизнес. Это было моё любимое дело, от которого я кайфую. Я часто наблюдаю, как другие копируют у больших брендов и думаю: «Вы своровали у себя самое интересное – процесс создания чего-то нового, эксперименты». Для меня этот поиск – самое важное.
«А зачем нам делать то, что уже существует?»
Ольга: Как удается при потоке заказов оставлять творчество?
Катерина: Потому что в приоритете творчество, а не бизнес. Конечно, если бы мы работали по-другому, то могли бы отшивать в 4 раза быстрее и больше. Когда у нас выросло количество заказов, мы увеличили срок ожидания до 3-х месяцев. Кого-то это напрягало, но мы сразу предупреждали, и люди ждали добровольно.

И ещё творчество – это наши съемки. Раньше я говорила: «Вот представь самое безумное, что с этим можно сделать. Делаем!».
Нам не нужно, чтобы нас хотели все. Будет достаточно, что нас поймут наши люди, с которыми мы нашли общий язык. Сейчас мы упростили съёмки, но я хочу вернуться к тем безумствам. Хотя бы раз в какое-то время.
Ольга: Что у вас работает лучше: онлайн или офлайн?
Катерина: Сейчас работает лучше онлайн. Офлайн мы представлены в мастерской, в Санкт-Петербурге, в Москве и в Казани. Всего 3 магазина.

У нас нет желания быстро масштабироваться, хотим расти аккуратно. К нам приходят в мастерскую, но редко. Достаточно смело люди заказывают через Инстаграм*. Будем также развивать продажи напрямую через наш сайт.
Ольга: После ухода больших брендов, ты столкнулась с тем, что чего-то не можешь найти?
Катерина: Тут вообще странная ситуация. Я почти ничего себе не покупаю, но очень люблю забирать вещи у всех: у мужа, мамы, папы. У меня нет потребности в покупках. Ребёнку тоже все вещи отдают.

Столкнулась с проблемами в закупках, когда всё закончилось и стало в 4 раза дороже. Я покупала фурнитуру за 3 рубля, а сейчас она стоит 38. Это, конечно, колоссальная разница. С кожей мне сразу сказали, что проблем не будет, потому что у нас всё привозят по воде.
Ольга: Как ты видишь развитие бренда?
Катерина: Сейчас мы ищем магазины, где я хотела бы продавать наши сумки; договариваемся о рекламе: тщательно отбираем только тех, у кого схожие ценности с Volchek. А ещё мечтаем о запуске линейки обуви.

Понимаю, что нам не нужно быть везде. Индивидуальность должна быть индивидуальной, её не может быть много. Это обязательно про творчество. Большие масштабы – не моё.
Ольга: Для кого ты делаешь сумки? Опиши ваших покупателей.
Катерина: Мы делаем сумки для девушек, которые хотят получать удовольствие от жизни. Рефреном напоминаем нашим клиенткам о том, что жить ярко нужно прямо сейчас! Осознание этой мысли приходит примерно после 25 лет, когда уже есть определённый достаток, а как следствие – возможность покупать качественные изделия.

И это удовольствие должно быть во всех деталях: от приятной наощупь подкладки сумки, до красивой коробки с письмом, которое написали специально для тебя. Мы делаем сумки для людей, которые хотят построить жизнь с заботой о себе и любовью к себе.

Возраст покупательниц: 28-33 лет.
Потребность: счастье, наверное.
Надеюсь, после прочтения интервью у вас добавилась мотивация работать и создавать что-то своё. А также отпали все сомнения и страхи, ведь вы же помните рассказ сегодняшней героини о том, как она полтора года шила кожаные изделия без машинки?

Желаю команде Volchek развития и удачи и благодарю Катерину за интервью!